"Восток" в зоне поражения

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » "Восток" в зоне поражения » батальон Восток » Закат «Востока», Новая Газета, №30 от 28.04.2008г


Закат «Востока», Новая Газета, №30 от 28.04.2008г

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Стрельба по своим. Захваты людей. Убийства конкурентов — здесь нет закона, здесь у каждого своя справедливость

Фото автора

Фото автора
Военнопленные бойцы «Востока» в резиденции президента Чечни. Крайний справа, в кружке, — «Стечкин»
Фото автора
Руслан Ямадаев за накрытым столом

Вечером 13 апреля джип родственника президента Чечни Рамзана Кадырова, мчавшийся на классической для Чечни скорости (150 км и выше), врезался в машину бойцов батальона «Восток», совершавших классический же для Чечни поворот из крайнего правого ряда налево.

На следующий день до заката солнца бойцов похоронили. Сулим Ямадаев, командир батальона, и его брат Руслан, бывший депутат Госдумы, были в Москве. Поэтому выражать от семьи соболезнование поехал младший, Бадруди. Вообще-то Бадруди должен был отбывать 12 лет за попытку заказного убийства заместителя главного санитарного инспектора г. Москвы г-на Мельникова и ограбление компьютерного ларька (взяли 24 тыс. руб. на троих), но братья вывезли Бадруди в Чечню, и там он, как говорят недоброжелатели, отбывал наказание в должности совладельца батальона «Восток».

Возвращаясь с соболезнования, Бадруди увидел президентский кортеж. Он съехал на обочину и поехал навстречу кортежу, как это принято в Чечне, а когда кортеж прошел, Бадруди развернулся и погнался за ним.

— Бадик — на «Порше кайенне», а мы — на «десятках», — сетует его бывший телохранитель Умар. — Короче, пока мы его догнали, началась стрельба. Мы выхватили гранаты, а чеки кинули им под ноги.

Услышав стрельбу, президент Чечни вышел из машины. «Езжай домой, потом разберемся», — сказал он, похлопав Бадруди по плечу. Бадруди поехал домой; уже к вечеру по всему Гудермесу ловили бойцов «Востока».

* * *

Бывшие бойцы «Востока» сидят на кадыровской базе «Вега». Их не меньше трехсот. Их привели с собой два самых дерзких командира — Роман Цакаев, Шерхан, и Магомед Габаев, Ноль Пятый. Шерхан — на «Веге», Габаев — в гостях в резиденции президента вместе с племянниками командира батальона и начальником личной охраны Бадруди. Тут же, на «Веге», в штатском — бывший замглавы батальона Абу Арсанукаев.

— Я теперь советник Рамзана, — скромно говорит Абу.

Рядовые бойцы рассказывают про Ямадаева злобно, с придыханием:

«Нам полагалось 27 тыс., платили десять». «Подделывали подписи». «Кто жаловался, избивали, а то и пропадал». «Меня в подвал посадили за то, что я справку попросил, сколько я получаю». «Я замкомандира роты, я себе забор не могу поставить». «Они в боевых операциях не участвовали, они участвовали только в банкетах». «Чаша терпения переполнилась».

Видно, что накипело. Вошедший кадыровец внимательно наблюдает за политкорректностью беседы.

— А вам все выплачивают? — интересуюсь я у него.

— Да.

— И сколько вы получаете?

— Мне хватает, — уходит боец от ответа.

На базу «Востока» привезший меня рубоповец ехать отказывается. «Уже был случай, они наших в заложники забрали».

* * *

Самое сильное впечатление от базы батальона «Восток» — разгром без трупов. Бойцов мало; по базе шляются люди без формы. Многие без оружия. («Иначе бы убежали», — злословят кадыровцы.) Русский спецназ, который охранял «Восток» пару дней назад, то ли уехал, то ли спрятался. Зато среди бойцов, которые говорят со мной, вдруг обнаруживаются русские, видимо из охраны комбата, и поджарый, красивый, очень профессиональный боец, который дом комбата называет так: «места компактного проживания военнослужащих и членов их семей».

«Они угрожали семьям». «Они кричали: не надоело вам служить русским!». «Они говорили, что Сулим и Бадик в розыске, что с ними покончено!». «При обысках вынесли все, обои пообдирали, одежду забрали!». «Какие недоплаты? Нам все выплачивали! По 27, по 30 тыс.».

Земля «Востока» и «Веги» имеет удивительное свойство: как только боец попадает с одного места в другое, сумма выплаченных ему денег меняется разительно.

Один из бойцов, Хамзат, рассказывает, как он вернулся в родной батальон. Его поймали вечером 14-го вместе с детьми. Детей отправили домой, а Хамзата закинули в багажник. Это сделали на том самом посту, на котором вскоре расстреляли двух бойцов «Востока». Хамзат сидел в багажнике и слышал выстрелы. Потом Хамзата отвезли на «Вегу», а оттуда в РОВД.

В это время случилась другая история: кадыровцы остановили «уазик» замкомандира 42-й дивизии, замкомандира отпустили, а его чеченскую охрану забрали и отвезли все в тот же РОВД. Замкомандира был, надо полагать, взбешен. Он послал в РОВД «Восток» и русский спецназ. Задержанных освободили, а вместе с ними и Хамзата. Таким образом, у Хамзата в ту ночь наклевывались три варианта: быть случайно убитым, перейти к кадыровцам и остаться в «Востоке».

Бойцы мрачно перечисляют мне заслуги Магомеда Габаева — сосед Ямадаева, еще мальчишка, вырос в доме, был как сын. Узнав про Абу, который раньше руководил охраной Дудаева, Руслан Ямадаев не может сдержаться.

— Мы его из ямы спасли! — говорит Руслан. — Знаешь, как было? Я включаю телевизор, вижу: ведут Абу, и я узнаю это место. Я туда еду, захожу к Абу, говорю: мы тебя спасем. И спасли!

Тут такой тонкий момент, что за Абу Арсанукаевым есть прегрешение похуже, чем служба у Дудаева. Как передают люди знающие, когда во время первой войны муфтий Чечни Ахмат-Хаджи Кадыров и его сын Рамзан приехали к Дудаеву в горы, Абу поселил их в какой-то развалюхе. И когда он заходил к ним, он распахивал дверь пинком. Так что это неизвестно, сколько Абу Арсанукаев будет советником у Кадырова.

* * *

Тут надо сделать отступление и сказать, что Бадруди Ямадаев — не первый человек, который в Чечне поскользнулся на стрельбе по президентскому кортежу или чем-то в этом роде.

Первым был Мовлади Байсаров, причины конфликта которого с Кадыровым излагают по-разному. Самая благолепная версия гласит, что конфликт случился после того, как Мовлади просадил в московском казино очередной миллион: Рамзан Кадыров, как истый мусульманин, попенял ему. По версии другой, менее выгодной для Кадырова, все началось с того, что Мовлади украл замдиректора «Грознефти»: обида тут в том, что, когда Мовлади узнал, что украл человека Кадырова, он не вернул его тут же, а попросил деньги, как за обычный товар.

Короче — за то, что полковник ФСБ Байсаров называл в интервью Рамзана «трусом», президент Алханов обещал ему должность вице-премьера по силовым структурам, и действующий вице-премьер Адам Делимханов принял это так близко к сердцу, что лично поучаствовал в расстреле Байсарова на Ленинском проспекте. Покойник после своей трагической кончины стал любимцем решительно всех центральных СМИ. Патриотических — как верный государственник и либеральных — как символ свободного противостояния кровавому диктатору.

Еще одним был Беслан Элимханов, командир батальона «Запад», того самого, про который теоретики-политологи пишут, что там «нет бывших боевиков», хотя скромнее было бы сказать, что там нет лиц, прошедших официальную амнистию.

Беслан не раз выражал свое недовольство Кадыровым с помощью специфических оборотов русского языка. Однажды даже застольная полемика на эту тему переросла в перестрелку с покойным начальником Октябрьского РОВД. И вот как-то сержант ГИБДД остановил машину с бойцами «Запада» и потребовал документы. Бойцы, потрясенные таким самоуправством гаишника, дали ему в глаз. На подмогу к гаишнику выдвинулось МВД, а против МВД встал «Запад». На битву примчался и сам Беслан и заявил, что каждый, кто вякнет против «Запада», будет стоять раком.

Тут обе стороны заспорили, кто кого будет ставить раком, и от кулаков быстро перешли к автоматным очередям. «Запад» потерял пятерых убитыми, а Беслан был вынужден на время покинуть Чечню.

Но самый удивительный случай — в контексте нашей истории — произошел пару месяцев назад с замглавы МВД Чечни Аламбеком Ясаевым. Все началось с того, что охрана Аламбека подралась с охраной Рамзана. После этого Аламбек созвал сход тейпа Беной и сказал:

— Мы что, замуж за хосиюртовцев повыходили, что ли?

На сходе было не меньше двух тысяч; при этом один из братьев Ямадаевых, Иса, поехал на сход поддержать Аламбека, а другой, уже упомянутый Бадруди, поехал к Рамзану и предложил быть той метлой, которая весь бунт разгонит. Но зачем Рамзану чужая метла, если у него есть собственная?

А дальше пришел черед самих Ямадаевых.

— Я был с Бадиком два дня, — говорит его охранник Умар. — Мы после перестрелки приехали на 3-й квадрат (дома военнослужащих «Востока». — Ю.Л.), туда подъехал комдив и заявил, что Сулим уже в розыске. Мы Бадика в федеральном кортеже вывезли на базу, а оттуда — на 1-й квадрат (другие дома. — Ю.Л.). Видим, пришли с обыском. Бадик был с пулеметом, я тоже. «Буду отстреливаться», — говорит Бадик.

Но обыск прошел мимо, Бадик перемахнул через забор, поймал машину и поехал в Дагестан. На границе с Дагестаном его бросил предпоследний охранник.

— Нас осталось там восемь человек, старший все звонил Сулиму, тот говорит: «Держитесь, я через двадцать минут буду».

Но Сулим Ямадаев не приехал ни через двадцать минут, ни через два часа. Он был в Москве и как раз собрался лететь обратно, когда его вызвали на совещание. Потом Сулим прилетел и поехал со стороны Махачкалы. Из штаба 42-й дивизии им сообщили, что, мол, их ждет засада: кадыровцы расстреляют их и свалят на боевиков. Потом за Сулимом прилетел вертолет из Ханкалы, и они долго меняли места приземления, чтобы сбить с толку противника. На четвертый день этого кругосветного путешествия федеральный вертолет завис над базой «Востока» и десантировал на нее комбата.

— Они должны были стоять на посту и выполнять приказ командира! — кричит Руслан.

— А какой был приказ?

— Стоять… на!..  Если нападут, стрелять!

Увы. К тому времени, когда старшие братья приехали, на базе осталось мало охотников стрелять за командира, которого нет в Чечне.

Все противники Кадырова с удивительным однообразием поскальзывались на одной и той же кожуре. Ни один не мог договориться с другим, потому что каждый хотел быть первым сам. Все они строили интриги — а Кадыров строил Чечню.

Президентский кортеж катается по Чечне, как сыр по мышеловке. И те, кто стреляет по сыру, никак не могут понять, что время стрельбы по кортежам, президентам и просто стрельбы проходит, потому что в Чечне теперь единственная структура, не считая парней в лесу, обладает монополией на стрельбу.

Они не поняли, что мимо них, свистя и покрякивая, на «Лексусах» и «Порше кайеннах» проносится нечто, что является здесь государством. Или, по крайней мере, умеет притворяться государством тогда, когда это выгодно.

* * *

Это вечер четверга, время мавлида. Пока Сулим совещается с командирами рот, где-то в родном доме Рамзана читают Коран и делают зикр. Спустя полчаса кортеж влетает в ворота резиденции — вереница огней, кажется, тоже пляшет зикр вдоль дороги.

В гостиной — смех, свет и куча вооруженных победителей — больше, чем на базе «Востока». Приходят гости, приходит Ильяс, бывший командир ножай-юртовской роты «Востока», приходят родственники Сулима и Габаев — Ноль Пятый. Это только глупые диктаторы сажают противников в подвал. Умные диктаторы селят их в резиденции.

И гости рассказывают. Они рассказывают о резне в станице Бороздиновская, учиненной «Востоком». Тогда был убит один человек, исчезли одиннадцать, кого-то сожгли, и родственники потом набивали пакеты жареной человечиной. О том, кто и как, по подозрению в неверности, велел убить Милану Балаеву, мусульманскую жену Бадруди, и ее мать. Об убийстве Юнуса и Юсупа Арсамаковых, пропавших в Чечне братьев банкира Арсамакова, с которым у Ямадаева вышел конфликт из-за питерского мясокомбината «Самсон».

Тут надо сказать, что, как в фильме «Ворота Расемон», показания сторон безнадежно расходятся. По версии сторонников Ямадаева, те договорились «развести» Арсамакова вместе с Кадыровым. И после нашумевшей драки на «Самсоне», когда Ямадаев избил директора мясокомбината в собственном кабинете, Арсамаков был уже готов на мировую, когда какая-то третья сила украла его братьев.

Кадыров от такой версии взвивается:

— Пошел он!.. Свидетель Слуцкий был, что я ему запретил идти туда! «Ни в коем случае, — говорю, — это не Ичкерия». И Арсамаков вам ничего не отдаст!

И тут один из бывших командиров «Востока» начинает при всех излагать: где, как, кто застрелил Юнуса и Юсупа. Как их привезли в Гудермес, потом убили, потом сожгли в Ведено, и как вчера уже следователи нашли на месте, указанном перебежчиками, сожженные кости.

Конечно, упрекать Ямадаевых за кое-какие мелочи так же несправедливо, как банкротить «ЮКОС» за неуплату налогов. Делали все, а отвечает один. Но увы! Теперь, когда благодаря массовому переходу бойцов «Востока» на сторону сил добра, все это дело вскрылось, Кадыров, разумеется, сделает все, чтобы восторжествовал закон.

— Я не допушу, чтобы батальоном руководили преступники. Я — законопослушный человек. Я призываю к закону!

Знаете, что такое полевой командир? Это когда палишь, по кому хочешь, из «Стечкина». А что такое государство? Это когда палишь в ответ из системы залпового огня «Уголовный кодекс».

— Почему Сулим не приехал сразу? — спрашиваю Кадырова.

— Потому что он трус. Ему, чтобы что-то сделать, надо нанюхаться. Тогда он герой.

— В батальоне говорят, что вы получили 70 млн руб. за измену, — спрашиваю Габаева.

— Какие деньги? Два года назад Рамзан мне машину подарил за удачную спецоперацию, двух дней не прошло, как Сулим ее забрал! — возмущен Магомед.

— Я своих людей не убивал. Я им покупал машины и строил дома. А Сулим себе — все, а своим людям — ноль, — отчеканивает Кадыров.

* * *

Признаться, я летела в Чечню с уверенностью, что переговоры с командирами «Востока» шли заранее, — а как иначе обеспечить массовый переход бойцов? Но похоже, что заговора не было. Были молниеносная реакция Кадырова (на фоне Сулима, отправившегося на совещание) и обрушившийся на «Восток» шквал блокпостов, родных и знакомых; пугать, конечно, пугали, но пугали-то друзья и родные, и одним запугиванием дела не объяснишь: можно запугать одного чеченца, но не три сотни. (И предъявить им всем дезертирство, как надеются в батальоне, — это плюнуть в лицо Чечне.)

На этом фоне поражает беспечность Ямадаевых. Они знали, что над ними собирается гроза; что Кадыров сносит противников поодиночке, что он недоволен тем, что Руслан Ямадаев был на дне рождения президента Алханова (кажется, к тому и свелась поддержка Алханова Ямадаевыми), они сами говорят, что на следующий день после инаугурации Кадыров перестал отвечать на звонки. И вот продолжалось все это: Бадруди с его выходками, недоплаты бойцам, огромное количество внештатников (которым доплачивали из сэкономленного).

Они остались полевыми командирами — а Кадыров стал хозяином Чечни. Они надеялись, что Москва им поможет, — а Москва продает любого чеченца, который ее покупает. Они курили возле бочки с бензином и думали, что все обойдется. Кадыров не зажигал сигареты — он просто поставил бочку.

Похоже, Ямадаевых ждет участь князя Курбского. Уедут в Москву и будут оттуда обличать чеченского Ивана Гроз¬ного. Законопослушный Рамзан Грозный ответит уголовным делом, которое лишит Москву морального права защищать Ямадаевых. Ведь у версий, которые излагают Кадыров и Ямадаев, есть маленькое различие. У одного есть только слова, а у другого — железобетонные доказательства. А если доказательств мало, Кадыров их все равно найдет.

Вот только маленькая закавыка. Дело в том, что Сулим Ямадаев — военнослужащий. И если выяснится, что приказ об убийстве Арсамаковых отдавал лично он, то дело будет передано из местной, чеченской, прокуратуры в военную.

А военная прокуратура, в отличие от Кадырова, у нас не законники.

Юлия Латынина
обозреватель «Новой»

0

2

версия приведенной выше статьи в ЕЖ:

Централизация Чечни

22 АПРЕЛЯ 2008 г. ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА

Чечня, как Франция Людовика XIV, переживает заключительный этап централизации. Очередной жертвой этой централизации стал батальон «Восток» под командованием Сулима Ямадаева. Не считая боевиков в лесах, Ямадаевы — единственный могущественный клан, который доселе был неподконтролен Кадырову.

Напомню, как развивался конфликт. В воскресенье двое «ямадаевцев», возвращавшихся на базу, столкнулись с машиной «кадыровцев». Два трупа, остальные ранены. Трупы «ямадаевцев». Это обычное дело в Чечне, где единственным заслуживающим внимание знаком дорожного препинания считается блокпост.

На следующий день бойцов везли хоронить. Главным в кортеже был Бадруди Ямадаев, младший брат командира «Востока» Сулима. Бадруди вообще-то должен отбывать 12-летний срок за покушение на заместителя главного санитарного врача Москвы г-на Мельникова (по просьбе какой-то гражданки Бадруди выстрелил в него в упор в собственном кабинете) и ограбление компьютерного магазина «Конкор» на 24 тыс. рублей, но братья вывезли его в Чечню, и там он отбывал наказание на должности фактического командира «Востока»: Сулим часто бывал в Москве.

В общем, когда похоронная процессия столкнулась с кортежем Кадырова на 50 иномарок, Бадруди выхватил ствол и стал стрелять. (Опять же, Чечня — единственное известное мне место в мире, где навстречу президентскому кортежу по обочине пилят машины, чьи водители считают, что они не меньше чеченцы, чем сам президент.)

Охрана Бадруди повыхватывала гранаты, из гранат повыхватывали чеки. Президент Чечни, видя такое дело, вышел из машины, дружески обнялся с Бадруди и вообще повел себя как настоящий чеченец: ну согласитесь, это как-то неправильно арестовывать человека за такую малость, как стрельба по кортежу президента, если у человека похороны.

Короче, они разъехались, а уже к вечеру по всему Гудермесу вооруженные патрули ловили бойцов «Востока». А еще через несколько дней значительная часть бойцов батальона подала рапорт о переходе на сторону Рамзана.

Истории с перестрелкой предшествовала другая, еще более кровавая. У Бадруди Ямадаева была жена (вторая жена, по шариату), Милана Балаева, известная чеченская певица. Ее и ее мать расстреляли (Милана жила вместе с матерью, отдельно от Бадруди). По нынешним временам в Чечне это дело даже более обычное, чем пальба по президентскому кортежу: муж убил жену за то, что гуляла. Или за то, что ему показалось.  Но тут вдруг в информационном вакууме Чечни, переполненном официальной кадыровской пропагандой и неофициальным антикадыровским враньем, родился и пошел гулять слух, что-де женщин приказал убить сам Разман, за то что Милана ему отказала.

Можно себе вообразить отношения Кадырова и Ямадаевых после этого слуха.

Что обращает на себя внимание? Во-первых, несопоставимость уровней осмысления конфликта с той и с другой стороны.

Когда-то именно Ямадаевы стали первыми полевыми командирами, перешедшими на сторону федералов. Когда-то именно они способствовали тому, что главой Чечни стал бывший муфтий Ичкерии Ахмат-хаджи Кадыров. Это было выгодно Ямадаевым, потому что на тот момент они были главной военной силой, а Ахмат-хаджи — всего лишь муфтием без стволов.

Поэтому именно Ямадаевых, как главных стратегических противников, обкладывали долго и упорно. Рамзан Кадыров основал свою резиденцию в Гудермесе, бывшем вотчиной Ямадаевых, — и город постепенно без боя перешел в его руки. Рамзан Кадыров убрал из «Единой России» сторонника Ямадаевых Франца Клинцевича, а затем вытеснил из Думы и Руслана, брата Сулима Ямадаева. И, наконец, Кадыров отстроил Чечню.

Он стал хозяином Чечни, а Ямадаевы как были, так и остались полевыми командирами. Вот это уровень осмысления ситуации Кадыровым. А что может сказать по этому поводу командир батальона «Восток»? Что «чеченское МВД на 75% состоит из боевиков»?

Уровень стратегии здесь несопоставим. Партия не начинается — она заканчивается. Кадыров мог бы придраться и раньше, к кровавой зачистке, устроенной «Востоком» в станице Бороздиновская,  или к похищению в Чечне братьев Арсамаковых, в разгар конфликта между Арсамаковыми и Ямадаевыми за мясокомбинат «Самсон». Но Кадыров выставил счет только тогда, когда на доске противника остались две пешки.

Второе, что обращает на себя внимание: каждый раз, когда у кого-то из противников Кадырова начинаются проблемы, они бегут за помощью к Москве. Москва же и не думает помогать: она продает всех чеченцев, когда находится покупатель. Иногда она использует своих чеченских марионеток как приманку. Так в Москве на Ленинском проспекте расстреляли Мовлади Байсарова, которого силовики буквально насаживали, как наживку, на крючок, поощряя давать интервью о том, что Кадыров «никто» и «трус»; прекрасно понимая, что Кадыров, если не захочет терять лицо, Байсарова застрелит, и можно будет поднять шум по поводу того, какой Кадыров неуправляемый. (По сути, сейчас многие в Москве делают все, чтобы превратить Ямадаева в Байсарова-2.)

Но иногда и шума не происходит: когда в той же Москве расстреляли бывшего алхановского охранника Алихана Муцаева, промолчали не только федералы, но, что совсем удивительно, и сам Алханов. Не подняли шума и тогда, когда командира батальона «Запад» Саид-Магомеда Какиева, который сражался на стороне России с 1994 года и потерял руку при покушении на Дудаева, после очередной перестрелки (очень похожей на инцидент с кортежем) сняли с командования батальоном. Теперь Саид-Магомед — заместитель военкома Чечни по военно-патриотическому воспитанию молодежи. Должность важная и почетная — вероятно, у Сулима Ямадаева тоже есть перспектива читать лекции по тактике и стратегии партизанской борьбы в Генштабе.

Третье, что обращает внимание. Кадыров каждый раз не просто занимает доминирующую позицию. Он начинает конфликт тогда, когда противник — незащищаем. Как защитить начальника ОРБ-2 Ахмеда Хасанбекова, который делал с чеченцами то же, что ханты-мансийский ОМОН, и был снят Рамзаном с должности? Как защитить Мовлади Байсарова, страшный гибрид чеченца и чекиста? С точки зрения российских законов, противники Рамзана нарушают закон. А с точки зрения чеченских адатов, они ведут себя не как чеченцы, а как федералы.

Собственно, это второй секрет преимущества, которое Кадыров имеет над всеми своими противниками. Перейдя на сторону Москвы, он остался чеченцем. Что значит остаться чеченцем? Значит — не убивать других чеченцев без причины. Как это делали в ОРБ-2.

В этом же — главная сложность противостояния с Ямадаевыми, потому что, несомненно, Сулим Ямадаев и батальон «Восток», несмотря на все их выходки, на зачистку в станице Бороздиновская, на разборки за мясокомбинат «Самсон»,  на постоянные переговоры в Москве с какими-то силовиками, на младшего брата, который палит по санитарным врачам и президентским кортежам, — несомненно, Ямадаевы остались чеченцами, с головы до ног, и самым могущественным кланом, не подконтрольным Кадырову.

Это не значит, что клан подконтролен Москве. Но это значит, что Кадырову он противостоит. И сложность победы, которую еще только предстоит одержать Кадырову, заключается в том, что стратегическим поражением для хозяина всея Чечни в этой ситуации станет взаимная резня. Кадыров одержит над «Востоком» настоящую победу только в том случае, если эта победа будет бескровной.

Так что, собственно, эта история, несмотря на ее кавказский антураж, — история не чеченская, когда считается, что всякая проблема решается стволом, храбростью и понтами. Это история стратегическая. Это история о том, что лучший способ победить противника — это вырасти выше его. И это история о том, что в Чечне, кроме как с Кадыровым, договариваться не с кем.

Не хотим договариваться с Кадыровым — придется договариваться с бен Ладеном.

http://www.ej.ru/?a=note&id=7990

0

3

Betty написал(а):

И тут один из бывших командиров «Востока» начинает при всех излагать: где, как, кто застрелил Юнуса и Юсупа. Как их привезли в Гудермес, потом убили, потом сожгли в Ведено, и как вчера уже следователи нашли на месте, указанном перебежчиками, сожженные кости.

это вот про этих "свидетелей" Сулим говорил:

"...Сейчас меня в этом обвиняют со слов Гурмана и Расула Баймурадова, но в апреле, когда от меня уже некоторые бойцы перешли к Кадырову, то два человека давали против меня точно такие же показания, и ко мне приезжали из прокуратуры и допрашивали меня. Теперь еще два человека то же самое говорят. Так что, я целый батальон, что ли, посылал за Арсамаковыми?"

http://www.novayagazeta.ru/data/2008/87/19.html

0


Вы здесь » "Восток" в зоне поражения » батальон Восток » Закат «Востока», Новая Газета, №30 от 28.04.2008г


создать свой форум бесплатно