В интервью «Газете.Ru» этого не исключил известный чеченский политик, депутат Думы от Чечни Руслан Ямадаев. Причем речь идет о конкретном русском – выходце из КГБ, бывшем мэре Грозного Олеге Жидкове. Ямадаев назвал «вымыслом» обращение Госсовета Чечни к Путину с просьбой разрешить Рамзану Кадырову баллотироваться в президенты республики. Он убежден, что Путин не позволит нарушить конституцию Чечни.

– Руслан Бекмирзаевич, вы только что вернулись из Чечни. Что там сейчас происходит?

– Я могу сказать, что народ в трауре, в шоке. Никто не мог представить такого. Я три дня стоял на похоронах, а процесс траура будет проходить семь дней. Но я не мог ранее представить, что Ахмад-хаджи так любит народ. Как будто за эти три дня вся Чечня прошла на похоронах, столько эмоций и столько народу было. Когда он погиб, все пришли туда. Там во многих районах нет автобусов и электричек, но такое ощущение, что пришли все. Я считаю, что это доказательство того, что Ахмад-хаджи не зря прожил свою жизнь.

– Вчера Госсовет Чечни обратился с просьбой к президенту России в качестве исключения разрешить сыну Ахмада Кадырова Рамзану баллотироваться в президенты. Вы как к этому относитесь?

– Да это вымысел чистой воды. Таус Джабраилов (новый глава Госсовета, один из инициаторов обращения к Путину. – «Газета.Ru») – сильный сторонник Ахмада Кадырова, я его хорошо знаю. Я не думаю, что он будет сегодня думать о какой-то власти. Мы все переживаем за Ахмада-хаджи. У нас в Чечне семь дней будет траур по Ахмаду-хаджи.

Того, кто сейчас может говорить о президентстве и называет какие-то фамилии, я вообще считаю врагом чеченского народа.


Чечня передается по наследству
Все идет к тому, что следующим чеченским президентом станет сын Ахмада Кадырова Рамзан. Органы власти Чечни приняли обращение к Владимиру Путину с просьбой разрешить 27-летнему Рамзану выдвинуть на выборах свою кандидатуру. Органы власти надеются, что Путин придумает, как обойти положение конституции Чечни, разрешающее баллотироваться в президенты республики лишь по достижении 30 лет...

Потом вернемся к этой теме. Пока рано еще говорить, это просто непорядочно.

– Вопрос о выборах может показаться вам преждевременным и некорректным, но о выборах сегодня уже заговорили. Кто сегодня предпочтителен для граждан – чеченец или русский, московский чеченец или непременно живущий в республике?

– Я не люблю это разделение на русского или чеченца. Национальность не имеет значения. Есть такие чеченцы, которые в республике были раз-два от силы в жизни. А есть, наоборот, такие русские, которые в Чечне живут всю жизнь и знают проблемы лучше, чем даже я, депутат Ямадаев. А я бываю в республике очень часто. Поэтому я считаю, что там должен быть гражданин из Чечни, из республики, который там живет и знает обстановку.

– Таким человеком может быть Рамзан Кадыров или кто-то из братьев Ямадаевых?

– Кадыров, Ямадаев – это сегодня не имеет значения. Я считаю, что, пока не прошел траур, говорить о выборах, кого-то предполагать в кандидаты нельзя. Давайте подождем какое-то время. Это горе объединило нас всех. Взорвали не только человека, а президента.

Народ понимает, что у нас есть конституция, и ее нельзя нарушать, даже если есть у кого-то какие-то эмоции и желания. Есть закон, по которому надо жить.

– Как вы оцениваете перспективы Рамзана Кадырова, которого уже поддержал Госсовет?

– До выборов надо дожить. Мы же в правовом государстве живем, поэтому все будет по конституции. Я убежден, что менять ее сегодня нельзя.

– Тем не менее как вы расцениваете перспективы одного из уже называемых кандидатов – помощника президента Асланбека Аслаханова? Он отказался бороться за пост президента Чечни в тот же день, когда давал пресс-конференцию, на которой говорил о готовности идти на выборах до конца. Он может второй раз баллотироваться?

– Я не могу оценивать этого. Я не знаю совершенно, чем он сейчас занимается. У него есть должность, значит, он работает. Хотя он приезжал на похороны Ахмада-хаджи, мы разговаривали, и мне понравился разговор. Но я не знаю, он гражданин Чеченской республики или нет. Я вот никак в Москве прописаться не могу, пока еще сам в гостинице живу.

– Вы говорите, что для будущего кандидата важно, чтобы он жил в Чечне и знал проблемы народа. К таким кандидатам можно отнести назначенного сразу после взрыва заместителем полпреда президента в Южном федеральном округе Олега Жидкова? Его уже называют среди возможных преемников.

– К нему в республике нормальное отношение, он был мэром Грозного. Он многое понимает. Работал когда-то в КГБ Веденского района. Сказать, что у него сильные позиции в республике, я не могу, конечно. Но к нему нормальное, рабочее отношение со стороны населения.

– То есть исключать вариант Ингушетии, где победил ставленник Кремля, выходец из КГБ Мурат Зязиков, нельзя?

– Все может быть. Могут быть и иные варианты. В любом случае выбор сделают чеченский народ и наша партия в республике (Ямадаев является главой чеченского отделения «Единой России». – «Газета.Ru»). Без решения партии ничего не может быть. Это точно, хотя я не умаляю роль и значение других партийных отделений – и СПС, и КПРФ, и других, которые действуют на территории республики.

– Председатель ЦИКа Александр Вешняков назвал предварительную дату выборов – 5 сентября. Когда станет точно известно, когда пройдут выборы, и успеют ли все кандидаты показать себя?

– Конечно, посмотрите, как все быстро забегали! Еще не похоронили человека, уже все бегают, спрашивают про возможных кандидатов. Все они успеют. А дату назначит председатель правительства, как и положено по конституции Чеченской республики.

– Сейчас появились опасения, что сотрудники так называемой службы безопасности президента Чечни могут пойти на конфронтацию с МВД и другими федеральными силами в республике, поскольку многие из них спустились с гор под личные гарантии Ахмада Кадырова. Как себя ведут эти люди?

– Много писали об этой структуре, но могу сказать, что многие из них находятся в ОМОНе, других структурах МВД. Они будут все обеспечены. Никакой конфронтации не будет. Как президент скажет, так и будет.

– Но президента нет, есть и. о. президента Сергей Абрамов.

– Но мы же соратники Кадырова! Рамзан Кадыров, Таус Джабраилов, я – мы все не допустим, чтоб их права как-то ущемлялись. Все было сделано по закону. Незаконно их никто не собирался реабилитировать. Знаете, многие думают, что они просто так спустились с гор под личные гарантии Кадырова и Ямадаева. Все было не так: была и явка с повинной, и возбуждалось уголовное дело, и потом смотрели, нет ли еще чего-нибудь за ними, и только после этого объясняли, что они свободны. Все было сделано в рамках закона, и сегодня они обеспечены. А ни Шамиль, ни Масхадов – они сегодня уже ни за что не сдадутся. Но мы и не просим, чтоб они сдались.

– Службу безопасности Кадырова хвалили именно за то, что они охраняли его, вооруженные до зубов. Никто не мог подступиться. Кто-то навел?

– Вот мы были на похоронах Ахмада-хаджи. Там были еще тысячи людей: губернаторы Аяцков, Ткачев, многие федеральные министры были. Никто не был застрахован. Любой мог подойти и предпринять попытку уничтожения.

Ведь тысячи человек на похороны пришли. Нельзя винить службу безопасности или спецслужбы. За всем невозможно уследить. Вот ваш диктофон: я же его не проверил, а может, он тоже выстрелить может. Другого пути нет: мы и референдум провели, и конституцию приняли. Ведь такого документа в республике не было испокон веков. Будем отстраивать мирную жизнь дальше.

– Перед терактом 9 мая почти ежедневно появлялись сведения о том, что Масхадова вот-вот поймают. Но пока не поймали. Откуда была информация?

– Она есть. И их действительно вот-вот поймают. Ни на минуту поиски не прекращаются. Он будет взят и уничтожен. Мой брат, Сулим Ямадаев – командир батальона ОМОНа на Востоке. Мы с ним виделись только три минуты на похоронах Ахмада-хаджи, и дальше он снова уехал работать.

– А что, Масхадов точно в Чечне?

– Точно. Просто это из кабинета кажется на карте, что Чечня такая маленькая и можно быстро все обойти. Там на самом деле тысячи нюансов в горном ландшафте. Войска могут пройти по лесу в 10 метрах от боевиков и разминуться, не заметить их. Очень сложно в горах.

– У вас есть предположения об организаторах взрыва на стадионе «Динамо»?

– Есть. Это однозначно Масхадов и Басаев. У меня 1 мая в доме было мероприятие – годовщина памяти брата (брат Руслана Ямадаева, один из командиров чеченского ОМОНа Джабраил был убит в результате взрыва 1 мая 2003 года. – «Газета.Ru»). Там были многие чеченцы и из Совета федерации, и из Думы. Приезжал Ахмад-хаджи. Так вот, он сам говорил, что у убитых при взрыве боевиков в карманах находили листовки с призывом: «Убейте Кадырова и его сына, и война кончится». И теперь видно, что это их работа. Подложить взрывчатку было очень просто: одна команда ушла с работы, другая пришла. Рано или поздно какое-то мероприятие могло там проводиться – очевидно, что могли появиться высокие фигуры. Вот и заложили. Вы думаете, Масхадов с Басаевым – дураки? Да у них голова в сто раз активнее нашей работает – им же надо выжить.

http://www.gazeta.ru/2004/05/14/oa_120704.shtml